воскресенье, 22 апреля 2012 г.

Немного истории еврейской общины Казани


Казанское еврейство имеет достаточно длинную историю – еще со времен мальчиков-кантонистов, а потому евреев в городе немало.
Еврейская община в Казани начала складываться в тридцатые годы XIX века с учреждения в губернском городе в 1832 году батальона кантонистов. Статус батальона, определенный законодательством, позволял рассматривать его одновременно как воинскую часть и учебное заведение. Кантонисты являлись, как правило, детьми солдат, с 12 лет по законам Российской империи зачислявшимися на военную службу, либо призванными по рекрутскому набору на военную службу в детском возрасте. Набор в армию детей практиковался исключительно среди еврейского населения России. Еврейские дети и составляли основную часть состава казанских кантонистов.
Большинство кантонистов-евреев во время пребывания в батальоне принимали православие. Именно поэтому в Казани было немало евреев православного вероисповедания. В 1889 году их насчитывалось 252 души мужского пола и 220 душ женского. Все они были бывшими кантонистами либо являлись их потомками.
Вместе с тем, многие кантонисты, особенно те, кто попадал в армейскую службу уже в подростковом возрасте, остались верны иудаизму. После достижения 17 лет они переводились в действующие воинские части Казанского гарнизона и вместе с немногочисленными евреями, ставшими солдатами в зрелом возрасте, составили основу формирующейся общины. Интересно, что в 1883 году в Казани еще проживали бывшие кантонисты, все отставные рядовые.
К середине 1840-х годов число евреев достигло нескольких десятков. Все они являлись солдатами или вышедшими в отставку отставными воинскими чинами. Других евреев в Казани быть не могло, так как законы Российской империи строго запрещали их поселение в городах вне черты оседлости. В соответствии с законодательством солдаты - евреи, у которых закончился срок службы, могли селиться только в тех городах, в которых они проходили службу.
К 1865 году число евреев-солдат и отставных солдат превысило 300 человек. Между тем, во второй половине 1860-х годов численность общины стала быстро расти. Этот рост был обусловлен двумя законодательными актами, позволившими значительному количеству российских евреев поселиться вне черты оседлости. Первый нормативный акт - Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета от 18 июня 1865 года, дозволявшее поселяться вне черты оседлости евреям - квалифицированным ремесленникам по определенному списку специальностей. Второй - закон 1867 года - позволял отставным солдатам поселяться в любом месте Российской Империи. Кроме того, повсеместно могли проживать евреи, получившие высшее образование, купцы первой гильдии и их приказчики.
К 1883 году в городе насчитывалось уже 176 еврейских семей (без учета солдат срочной службы), многие из которых проживали в Казани двадцать и более лет.
Среди казанских евреев конца 1880-х годов лишь несколько человек имели высшее образование. В основном, евреи занимались торговлей и ремеслами.

Несколько человек реализовывали свои профессиональные знания работой по найму. Среди евреев было также 6 музыкантов, два полицейских.
Некоторые обслуживали интересы самой еврейской общины - духовный раввин, учителя еврейских детей, резник.
К 1889 году евреев иудейского вероисповедания в Казани насчитывалось уже 1121 душ мужского пола и 851 женского (вместе с временно находившимися в городе).
Властные структуры царской России с подозрением относились к представителям различных радикальных движений и направлений в иудаизме, например хасидизма, реформизма. Казанская еврейская община на протяжении всего времени своего существования придерживалась канонов традиционного, умеренно ортодоксального направления иудаизма. Именно это обстоятельство позволяло евреям Казани поддерживать лояльные отношения с местными органами власти и управления.
К 1897 году, очевидно, из-за общей экономической ситуации на рубеже веков, (времени экономического спада в Казанском крае), численность евреев несколько сократилась. По результатам Первой Всеобщей переписи населения, проводившейся на 1 января 1897 года, в Казани находилось 899 мужчин и 559 женщин иудейского вероисповедания (в том числе 232 солдата срочной службы и 2 заключенных в тюрьме). Всего в Казанской губернии евреев было 933 мужчины и 602 женщины.
Резкий скачок численности евреев в Казани произошел во второй половине 1915 г. и в 1916 году, когда в результате первой мировой войны в России появились сотни тысяч беженцев. К 1917 году число евреев только в Казани превысило 3000 человек. Почти все они были беженцами из Польши и приграничных губерний.
До 1913 г. проживающие в г. Казани евреи не имели специально построенного здания синагоги. Для богослужений они снимали внаем или приобретали в собственность уже построенные здания, так как в соответствии с Российским законодательством еврейские молельни должны были устраиваться в уже существующих зданиях.
Ввиду того, что арендуемое до 28 октября 1912 года помещение синагоги на ул. Мокрой было небольшим, еврейским обществом было арендовано второе помещение в двухэтажном каменном доме Е. Л. Тихомирновой на ул. Малой Проломной (ныне ул. Профсоюзная, д.15).
26 октября 1912 года Губернское правление разрешило еврейской общине использовать это здание под молитвенный дом, как отвечающее всем требованиям Строительного устава. Новое здание удовлетворяло не только требованиям устава, но и всем запросам еврейской общины. Казанские евреи обратились к министру внутренних дел с просьбой разрешить выкупить здание в собственность общины. 10 ноября 1912 года они получили ответ из министерства за № 10591 с разъяснениями положений закона, связанного с устройством еврейских молельных домов.
Отметив, что еврейские молельни могут устраиваться только в уже существующих и предназначенных для обычного пользования зданиях, министерство не возражало против сделки между общиной и Е. Л. Тихомирновой.
21 декабря 1912 года Губернское правление дало разрешение на приобретение этого дома. Сумма сделки составила 26639 рублей 35 копеек, и в январе 1913 г. здание перешло в собственность еврейской общины. В дальнейшем приобретенное здание было реконструировано с надстройкой третьего этажа и пристройкой молельного зала. Строительные работы велись вплоть до весны 1915 г., и 12 марта 1915 г. состоялось торжественное освящение молельного дома.
В советский период религиозная политика правительства была основана на полном вытеснении религии из жизни общества и мировоззрения верующих. По Декрету «Об отделении церкви от государства» 1918 г. все церковное имущество объявлялось национальной собственностью. Культовые здания передавались в пользование религиозным обществам на условиях договора.
С 1923 г. началась массовая регистрация религиозных обществ, которая сопровождалась учетом материальных ценностей молитвенных домов.
Период 1923-1927 гг. характеризуется некоторой свободой деятельности религиозных объединений, когда в условиях НЭПа антирелигиозная политика еще не достигла огромных размеров.
Однако, с конца 1920-х годов начинается массированное наступление на религию и верующих. Одним из печальных результатов давления на церковь стало массовое закрытие молитвенных зданий. На местах популярной стала практика проведения сходов, собраний, митингов, на которых простым большинством голосов, часто при отсутствии верующих, принимались решения о закрытии церквей, мечетей и других молитвенных домов.
В соответствии с рядом законодательных актов здание культа могло быть отобрано у верующих по ветхости или по получении ходатайства со стороны населения для использования под общественные нужды. На самом же деле началась массовая кампания конфискации недвижимости религиозных обществ под видом добровольной передачи их верующими в пользу государства. Тем более, указанная выше опись зданий позволяла выявлять наиболее подходящие помещения.
Аналогичная судьба ожидала и еврейскую синагогу. На заседании Президиума ТатЦИКа 27 февраля 1929 г. (пр. №93) секретным параграфом шло слушание вопроса о закрытии религиозных зданий и разборке их в целях использования строительного материала. Было принято решение о закрытии и разборке ряда храмов Казани, среди которых оказалась и синагога.
Учитывая ряд ходатайств общественных организаций и рабочих о закрытии синагоги, Президиум постановил расторгнуть договор с еврейской религиозной общиной, закрыть здание и передать его Казгорсовету под культурное учреждение трудящихся евреев.
27 апреля 1929 года синагога была закрыта «по просьбе трудящихся - евреев», и в ней последовательно находились Дом еврейской культуры, Дом пионеров, Дом работников просвещения.
В сентябре 1937 г. в отдел пропаганды и агитации Казанского горкома ВКП(б) и Комиссию по вопросам культов поступила записка ответственного секретаря ТатО-ЗЕТ Вениамина Иосифовича Шмулевича. В ней указывалось на проявление активности со стороны еврейского религиозного элемента в последнее время. «Так, группа в 17 человек, возглавляемая Кривиным Абрамом, Плискиным Менделем и Плискиным Кушкелем, - отмечается в письме, - организовала на Дегтярной улице частную синагогу, от регистрации община, во избежание налогов и сборов, уклоняется... Эта группа в связи с еврейскими религиозными праздниками особенно усилила свою «работу». В целях прекращения незаконной деятельности общества предлагалось зарегистрировать его и заставить платить налоги. Кроме того, органам ОГПУ-НКВД было необходимо проверить активных деятелей общины и выявить «врагов народа».
События 1937 г. стали концом легальной религиозной деятельности евреев Казани.
Однако, еврейская община не прекращала деятельности и борьбы за возвращение синагоги. К концу 1930-х годов усилилось движение за сохранение и открытие ранее закрытых культовых зданий, причем, среди других большую настойчивость в этом вопросе проявляло и еврейское общество.
В 1940 году по проекту архитектора Р. М. Муртазина в здании была проведена капитальная реконструкция. В результате значительные изменения претерпела его планировка и интерьеры. Вдоль северной стены молельного объема была установлена деревянная сцена с двумя лестницами и объединяющим их залом.
Великая Отечественная война внесла коррективы в государственно - религиозные отношения. С наступлением «атеистической оттепели» с 1943 года верующим было позволено вновь открывать молитвенные дома и проходить перерегистрацию обществ.
Еврейское религиозное общество, существовавшее в Свердловском районе г. Казани, было зарегистрировано 10 мая 1947 г. Однако специального молитвенного дома оно не имело, а для молитвенных собраний арендовало пристрой к частному дому по улице Дегтярной, 35/7.
На практике же регистрация культовых помещений существенно затруднялась оформлением многочисленных документов и прохождением различных инстанций. Рубеж 1940-1950-х годов стал завершением периода кратковременной либерализации государственной религиозной политики и началом новой волны антирелигиозных настроений. Регистрация обществ и открытие молитвенных домов прекратились. Но многие общины, не теряя надежды, неоднократно подавали заявления, а дела отдельных приходов рассматривались несколько лет.
Тем не менее, религиозное общество евреев продолжало жить своей жизнью, отправляя религиозные обряды среди верующих. Насущной же проблемой оставалась необходимость в культовом здании. Однако, исполнительный орган общества, несмотря на три предупреждения, не нашел подходящего для молитвенных собраний помещения. По действующему законодательству это влекло за собой ликвидацию общества.
Постановлением Совета Министров ТАССР от 13 марта 1953 г. еврейское религиозное общество было снято с регистрации, что санкционировано и Советом по делам религиозных культов при Совмине СССР 1 апреля 1953 г.
Последней надеждой евреев Казани оставался академик, депутат Верховного Совета СССР А. Е. Арбузов. Верующие обратились к знаменитому ученому с просьбой оказать содействие в разрешении открыть молитвенное здание и восстановить регистрацию религиозного общества. Депутат направил запрос председателю Совета Министров РСФСР Пузанову, который переправил письмо в Совет по делам религиозных культов. В отношении СДРК СМ СССР №12-35 от 24 мая 1954 г. к А.Е. Арбузову указывалось на то, что Совет может пересмотреть свое решении в отношении снятия с регистрации при условии, если Совет Министров ТАССР найдет возможность удовлетворить ходатайство евреев. Однако после обращения академика к председателю Совмина ТАССР М-Г. З. Азизову ответа не последовало и вопрос с молитвенным домом остался открытым на долгое время вплоть до 1990-х годов. 

Здание Казанской синагоги в 90-е гг,
когда здесь размещался Дом учителя
 В 1996 году здание было вновь передано еврейской общине.

По материалам сайта: http://www.beitkvarot.ru/site.aspx?IID=696973&SECTIONID=696971

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.